Споры и вычеты

Правительственный налоговый законопроект парламент принимает в спешке — несмотря на то что практически к каждой из его основных новаций у заинтересованных сторон есть претензии.

Фото: Коммерсантъ

Госдума приняла вчера в первом чтении поправки к Налоговому кодексу, необходимые для принятия бюджета на следующую трехлетку. Часть новаций вышли спорными — бизнес не в восторге от предложенного механизма инвестиционной льготы, возврата которой он добивался много лет. Регионы не согласны с отсрочкой передачи им права регулирования льготы по движимому имуществу — поскольку доходы от ее отмены они уже заложили в свои бюджеты. Наконец, малый бизнес и Счетная палата недовольны тем, как именно правительство выполнило президентское поручение отвязать страховые взносы от МРОТ — после «отвязки» платежи все равно вырастут.

Правительственный налоговый законопроект парламент принимает в спешке — несмотря на то что практически к каждой из его основных новаций у заинтересованных сторон есть претензии. Причина — документ необходим для принятия бюджета на 2018–2020 годы и предельный срок его вступления в силу — 1 декабря этого года.

Одна из важных поправок — возврат инвестиционной льготы, о которой бизнес-объединения вспоминали последние 15 лет (была отменена в 2002 году). Возвращается льгота в виде инвестиционного налогового вычета, вводимого на десятилетний срок — до 31 декабря 2027 года. Речь идет о праве предприятий уменьшать базу налога на прибыль на расходы по покупке или модернизации оборудования (со сроком полезного использования от трех до 20 лет). Вычет станет альтернативой амортизации — компаниям придется делать выбор между двумя механизмами.

Поскольку налог на прибыль большей частью — региональный, принимать решение о том, кому именно давать вычет (и надо ли это делать вообще), будут субъекты РФ. Это обстоятельство беспокоит бизнес. «Деловая Россия» в своем заключении предполагает, что дать льготу (и сократить тем самым свои бюджеты) решится лишь небольшая часть регионов — «и в очень ограниченном объеме».

В РСПП схему применения вычета называют «избыточно сложной с точки зрения администрирования» — и ждут, что эффективность и востребованность вычета будет «ниже запланированной».

Еще более острой (и отчасти анекдотичной) является ситуация с налогом на движимое имущество организаций. Напомним, что ради обновления российского производства в 2012 году автомобили, станки, оборудование и прочую технику дороже 40 тыс. руб. от этого налога освободили. Налог на имущество — региональный, но льготу на «движку» тогда предоставил центр. Год назад ситуацию было решено переиграть, передав право на введение льготы территориям — по их многолетним просьбам. К концу этого года, однако, выяснилось, что регионы возобновлять действие льготы не намерены — ведь она прямо сокращает их бюджеты (см. “Ъ” от 4 сентября). «Никто не предполагал, что так будет»,— признал представлявший вчера законопроект Госдуме заместитель главы Минфина Илья Трунин.

В результате стали бить тревогу предприниматели, которые никак не могли учесть такого внезапного роста налоговой нагрузки в своих долгосрочных бизнес-планах. Цена вопроса велика — 164 млрд руб. (по данным Минфина), и сейчас правительство намерено просто заморозить его решение — принятыми вчера поправками срок передачи регионам полномочий по «движимой» льготе сдвигается на год — на 2019-й. Однако губернаторы и Совет федерации резко против отсрочки — поскольку регионы уже учли доходы от фактической отмены льготы в своих бюджетах. Глава Минфина Антон Силуанов вчера пообещал «еще раз проанализировать ситуацию» ко второму чтению законопроекта. Оно, предположительно, пройдет уже на следующей неделе (к 22 ноября законопроект должен попасть в Совет федерации).

«При втором чтении нам предстоит решить, кого мы хотим поддержать, забрать 162 млрд (данные Госдумы.— “Ъ”) у регионов или у бизнеса. Быть хорошими для всех не получится»,— сказал вчера в ходе рассмотрения поправок глава бюджетного комитета палаты Андрей Макаров.

Третья, также вызвавшая споры новация правительственного законопроекта касается совсем другой, довольно многочисленной группы налогоплательщиков — индивидуальных предпринимателей (ИП). Как писал “Ъ”, поскольку взносы «индивидуалов» в Пенсионный фонд и в фонд ОМС (уплачиваемые «за себя», а не за наемных работников) привязаны к размеру МРОТ, эти платежи должны были резко вырасти вместе с уровнем минимальной зарплаты (как раз вчера Госдума приняла в первом чтении законопроект о повышении МРОТ до уровня прожиточного минимума). «Опора России» долго добивалась «отвязки» взносов от МРОТ — в сентябре Владимир Путин услышал предпринимателей и поручил правительству решить этот вопрос.

Вопрос решили — согласно поправкам, теперь объектом обложения станет просто осуществление предпринимательской деятельности. Размер годового взноса в Пенсионный фонд в 2018 году при этом увеличивается с 23,4 тыс. до 26,55 тыс. руб., в ФОМС — с 4,59 тыс. до 5,84 тыс. руб. (суммарно на 15%). Часть депутатов, Счетная палата и сама «Опора России» такое увеличение оспаривают. Счетная палата в своем заключении указала, что в материалах к проекту нет обоснования установления именно таких сумм. «Опора» в письме Антону Силуанову (есть у “Ъ”) жалуется на чрезмерность и такого роста и предлагает вернуться к привязке к МРОТ — но уже «замороженного» на уровне 2017 года (7,8 тыс. руб.). «Да, рост платежей будет, но он будет вдвое меньшим, чем при сохранении привязки к МРОТ»,— ответил вчера на депутатские претензии Илья Трунин, назвав поправку компромиссом, который позволит «не задрать» размер взносов и при этом обеспечить минимальное пенсионное накопление.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*